Ангела Меркель и сверхзадача Европы

Ангела Меркель и сверхзадача Европы

Разбираем речь Ангелы Меркель вместе с экс-министром иностранных дел и бывшим вице-канцлером Германии Йошкой Фишером.

Канцлер Германии Ангела Меркель никогда не считалась особо сильным оратором. Напротив, у неё репутация человека, способного вежливо усыпить любую аудиторию. Но пару дней назад её будто подменили. Выступая в Трудеринге (предместье Мюнхена), Меркель, не отходя от палатки с пивом, выдала мощнейшую речь, попавшую в заголовки СМИ по обе стороны Атлантики.

Учитывая, что дело было как раз накануне Троицы, многие задались вопросом, не вдохновил ли Меркель сам Дух Святой. Тут уж либо он, либо Дональд Трамп, в компании которого Ангела Меркель провела многие часы в течение недавних саммитов НАТО и «Большой семёрки», держа при этом в уме грядущие федеральные выборы в Германии.

Но речь Меркель не была чем-то вроде «пивной палатки в Госларе». В смысле, она не пыталась повторить выступление экс-канцлера Герхарда Шрёдера, который во время кампании в городе Гослар в январе 2003 года заявил, что Германия не подключится к кампании в Иране, что бы там не решил по этому поводу Совбез ООН. В речи Меркель в Трудеринге звучала не только заявка на выборы.

«Времена, когда мы могли полагаться на других, подошли к концу, – заявила Меркель. – И я могу лишь сказать, что мы, европейцы, должны по-настоящему взять свою судьбу в свои руки».

Кто-то мог услышать в этом попытку Германии отвернуться от трансатлантического сотрудничества, провести стратегическую переоценку или войти в новую эру, эру отсутствия безопасности. Но Меркель не имела в виду ничего из этого.

Всякий, кто хоть как-то следил за ситуацией, знает, что нынешние исторические перемены зародились не в Германии. Скорее они идут от двух «отцов-основателей» геополитического Запада – США и Великобритании. До избрания Трампа и референдума о Brexit Германия не видела смысла вносить фундаментальные изменения в существующий геополитический порядок.

Но эти два события поколебали основы европейского мира и процветания, заложенные ещё после завершения Второй мировой войны. Решение Британии покинуть Евросоюз может вдохновить другие страны последовать за ней. И изоляционистская – «в-первую-очередь-Америка» – повестка Трампа означает, что США отказываются от мирового лидерства, и, возможно, также и от своих гарантий безопасности для Европы.

Европейцы избежали катастрофы исторического масштаба в прошлом месяце, во время президентских выборов во Франции. Если бы к власти пришла Марин Ле Пен из ультраправого «Национального фронта», она бы, вероятно, прикончила и евро, и Евросоюз, и общий рынок. Континентальная Европа окунулась бы в глубокий экономический и политический кризис.

Те, кто всё ещё поддерживают объединённую Европу, должны извлечь урок из этого почти поражения во Франции, чтобы история не повторилась. Европа должна развить свою способность к действию, способность реагировать на кризисы и изменчивые обстоятельства. Именно об этом и шла речь в выступлении Меркель.

В то же время Меркель коснулась текущих дебатов между экспертами и публицистами о том, что же принесёт Brexit и президентство Трампа трансатлантическому и европейскому сотрудничеству. Когда Меркель говорила: «Мы, европейцы, должны взять свою судьбу в свои руки», – она лишь констатировала факт.

Но лишь те, кто безнадёжно недооценивают Меркель, могли подумать, что она отворачивается от идеи трансатлантизма. Меркель знает, что США незаменимы для европейской безопасности. Но она также знает, что президентство Трампа поставило под сомнение как американские гарантии безопасности, так и общие ценности, которые до сих пор крепко держали вместе обе стороны.

Тщательный анализ слов Меркель показывает, что она не подвергала сомнению будущее трансатлантического альянса. Скорее она призывала к усилению Европы. Меркель знает, что хоть США и жертвуют своим местом во главе мирового порядка в пользу внутренней политики, они не будут заменены какой-то новой силой, равно как и не появится новый порядок. Появится лишь вакуум силы и хаос. А если мир станет менее стабильным, у нас, европейцев, не останется иного выбора, кроме как объединиться для защиты наших интересов. Никто за нас это не сделает.

Меркель вела речь об усилении Европы. И, к счастью, она нашла единомышленника в лице президента Франции Эммануэля Макрона. Оба лидеры хотят стабилизировать еврозону, возобновить экономический рост и усилить европейскую безопасность совместными пограничными силами и новой политикой в отношении беженцев.

В Трудеринге Меркель не бросала слов на ветер. Учитывая бурную обстановку в международной политике и новые задачи, вставшие перед самим Евросоюзом, у нас не остаётся выбора, кроме как взяться за дело. Её слова могут иметь далеко идущие последствия для позиции Германии в Евросоюзе и её взаимоотношений с Францией. Сейчас Германия в роли прижимистой всезнайки, что не согласуется с новыми путями, на которые она должна встать. Чтобы занять лидирующую позицию во франко-германском сотрудничестве, ей придётся пойти на политические жертвы.

В конечном итоге, только если что-то сказано Трампом, это ещё не значит, что это неправда. Германия, и Европа в целом, должны делать много больше для обеспечения собственной безопасности и укрепления межатлантического моста, гарантирующего Европе мир и процветание. И на этом пути мы должны придерживаться либеральных ценностей, вызывающих зависть у молодых демократий и ненависть – у авторитаристов по всему миру.

petrimazepa.com