Стокгольмский мираж. Почему решение Стокгольмского

Стокгольмский мираж. Почему решение Стокгольмского арбитража ценно для Украины

Арбитражный суд в Стокгольме хоть и не признал право Газпрома взыскать с Украины многомиллиардный штраф за недобор российского газа по принципу “бери или плати”, но согласился с тем, что кое-какие долги у Нафтогаза всё же есть.

В последний день мая Стокгольмский арбитраж вынес первое решение в споре между Нафтогазом и Газпромом по контракту о поставках российского газа, подписанному Юлией Тимошенко в 2009 году. Суд полностью отклонил требования россиян взыскать с Нафтогаза $47 млрд пеней и штрафов за невыполнение принципа “бери или плати”, согласно которому Украина должна ежегодно закупать 52 млрд куб. м российского газа, гораздо больше, чем нам надо. Кроме того, суд отменил запрет Газпрома на реэкспорт Украиной российского газа.

Нафтогазу удалось добиться и частичного пересмотра ретроспективной цены российского газа, которая была привязана к стоимости нефти. Из-за высоких цен на нефть в прошлые годы (более $100 за баррель) цена 1 тыс. куб. м российского газа для Украины была гораздо выше, чем на европейских рынках. Однако арбитраж постановил пересмотреть контрактные цены лишь начиная с 2014 года, тогда как Нафтогаз просил провести такой перерасчёт с 2011-го.

Решение отклонить финансовые претензии Газпрома по “бери или плати” сэкономило Украине сумму, равную почти половине её годового ВВП. Однако речь о снижении цены на газ для украинского потребителя не идёт.

След Тимошенко

В Газпроме в 2008 году считали справедливой ценой для Украины $250 за тыс. куб. м, а занимавшая в то время пост премьера Юлия Тимошенко предлагала платить $235. Но Виктор Ющенко настаивал на ещё меньшей сумме, мотивируя это тем, что если Россия поставляет в Германию газ по $250–280 за тыс. куб. м, то за вычетом цены транзита справедливая цена для Украины составит $205. В итоге по требованию Ющенко тогдашний глава Нафтогаза Игорь Дубина 31 декабря 2008 года отказался подписывать контракт и прекратил переговоры с Газпромом. После этого российский монополист резко изменил риторику и объявил, что справедливая рыночная цена для Украины составляет $450 за тыс. куб. м.

С 1 января 2009 года Россия прекратила поставлять газ в Украину. Сократились и объёмы транзита в Европу. Газпром обвинил Нафтогаз в несанкционированном отборе газа. Кроме того, россияне требовали от украинской стороны оплаты долга $2,4 млрд за газ, поставленный в 2008 году компанией “РосУкрЭнерго” Дмитрия Фирташа и Ивана Фурсина, которая до 2009 года выполняла роль посредника между Нафтогазом и Газпромом.

$47 млрд пеней и штрафов пытался взыскать Газпром за невыполнение принципа “бери или плати”

В итоге Тимошенко всё же согласилась на “кабальный” контракт. Подписанный ею документ урегулировал спорные моменты, однако обязывал Нафтогаз ежегодно покупать не менее 52 млрд куб. м российского газа без права перепродажи третьей стороне. Стоит отметить, что в докризисные годы Украина действительно потребляла около 50 млрд кубов импортного газа в год. Однако по причине падения промпроизводства в 2009-м потребление газа в целом по стране сократилось до 52 млрд куб. м, около 20 млрд из которых приходилось на газ собственной добычи, и продолжало падать. Столько газа Украине было просто не нужно.

Кроме того, как уже говорилось, из-за привязки цен на газ к спекулятивным ценам на нефть в 2013 году контрактная цена газа перевалила за $500 за тыс. куб. м. Виктор Янукович договорился с Путиным о временной скидке в $100 за тыс. куб. м сначала в виде отмены пошлин на экспорт газа, а затем в виде зачёта по плате за пребывание в Крыму российского флота.

Коротко говоря, выгода, которую Украина получила от газового контракта Тимошенко, сводилась к урегулированию скандала с транзитом российского газа в Европу. Уход “Рос­УкрЭнерго” из газовой схемы не удешевил газ для украинцев и не сделал отношения с Газпромом прозрачнее. Тем не менее сразу после подписания контракта Тимошенко назвала его условия как нельзя более выгодными и уникальными для Украины.

Впрочем, пока действовала “скидка Януковича”, с аппетитом российского монополиста ещё можно было как-то справиться. Но после захвата Крыма правительство РФ аннулировало договорённости о скидках на газ. Более того, Газпром предъявил претензии на более чем $5 млрд долгов за газ, потреблённый в 2013–2014 годах. Нафтогаз удовлетворил большую их часть. Оставшиеся $2,2 млрд украинская сторона оплачивать отказалась, сославшись на то, что контрактная цена газа по сравнению с ценами на европейском рынке была завышена. К тому же россияне требовали многомиллиардные штрафы и пени за недобор газа по принципу “бери или плати”.

Осенью 2014-го Нафтогаз и Газпром подали по два встречных иска в Стокгольмский арбитраж. Первый иск касается контракта на поставку российского газа в Украину. В нём Нафтогаз требует пересмотреть контрактную цену газа, начиная с 2011 года, и вернуть переплату в сумме $18 млрд, а также отменить запрет на реэкспорт российского газа. Газпром же требует компенсацию за недобор газа по принципу “бери или плати” на сумму $31,7 млрд, а также оплату $2,2 млрд долга за газ, поставленный в IV кв. 2013-го и ІІ кв. 2014-го и выплату пени за просрочки по оплате газа.

Если бы контракт Тимошенко защищал интересы Украины, Нафтогазу не пришлось бы обращаться в суд

В иске по контракту на транзит российского газа Нафтогаз требует от Газпрома компенсировать $12,3 млрд за занижение законтрактованного объёма транзита в 2009–2016 гг. По сути Нафтогаз настаивает на всё том же принципе “бери или плати”, но уже в отношении транзита. Однако, как считают в Нафтогазе, в этом нет противоречий. В случае поставок газа в страну Украина покупает товар, и его стоимость должна рассчитываться, исходя из реально поставленных объёмов. Транзит газа — это уже услуга, поэтому её цена должна определяться объёмами прокачки газа, зарезервированными российским монополистом.

Самое смешное в этой истории то, что после вынесения Стокгольм­ским арбитражем отдельного решения в пользу Украины Юлия Тимошенко заявила, что эта победа стала возможной лишь благодаря подписанию ею контракта с Газпромом в 2009-м. С этим утверждением даже и не поспоришь — оно прекрасно иллюстрирует поговорку “не согрешишь — не раскаешься”. Если бы контракт Тимошенко защищал интересы Украины, Нафтогазу не пришлось бы обращаться в суд.

Дешевле отдадите?

Начиная с декабря 2014 года глава Нафтогаза Андрей Коболев не устаёт повторять, что если Украина выиграет газовый спор в Стокгольме, газ для Украины подешевеет. “Формула будет кардинально изменена. Она уже сейчас не только меньше той цены, которую от нас требует Газпром. Но она и меньше, чем та цена, которую сегодня Украина платит за газ, который мы покупаем в Европе”, — заявил на днях менеджер в эфире одного из телеканалов.

Однако Нафтогазу ещё предстоит договориться с Газпромом о возоб­новлении прекращённых в конце 2015-го поставок. Каковы будут условия их возобновления — пока неясно. Как поясняет директор “Нефтегазстройинформатики” Леонид Униговский, суд признал, что начиная с 2014 года цена российского газа должна быть привязана к спотовым ценам газа на одном из европейских хабов. “Скорее всего, это будет хаб NCG. Однако как именно должна выглядеть эта привязка, мы пока не знаем”, — говорит Униговский.

Аналитик Dragon Сapital Денис Саква считает, что в решении суда может быть три варианта привязки. “Первая — цена на хабе минус стоимость транспортировки, которая сейчас составляет около $25 за тыс. куб. м, второй — просто цена на хабе, и третий — цена на хабе плюс транспортировка до украинской границы. Первый вариант подразу­мевает заметное снижение цен на российский газ в Украине, второй — незначительное, третий — это примерно то же, что сейчас”, — поясняет эксперт.

Не всё так просто и с возмещением Газпромом сумм, уплаченных Украиной за газ по завышенным ценам. Коболев поясняет: чтобы определить точную сумму переплаты, понадобится около трёх месяцев. Однако уже сейчас ясно, что суд далеко не все долги Нафтогаза перед россиянами признал недействительными.

Так, украинская сторона требовала пересмотреть цену с 2011 года, но суд согласился сделать это лишь с 2014-го. “По всей видимости, Нафтогазу придётся оплатить спорный долг за период до 2014 года. Но конкретная сумма будет установлена отдельным решением стокгольмского трибунала”, — поясняет юрист юридической фирмы “Ильяшев и Партнёры” Андрей Бычков.

Российские СМИ подсчитали, что за неучтённый судом период Нафтогазу придётся вернуть около $1 млрд, а источник издания “РБК Украина” в Нафтогазе предполагает, что украинская сторона заплатит более $600 млн. В любом случае эксперты сомневаются в перспективе получить от россиян компенсацию “живыми” деньгами. “В части финансовых претензий видно, что суд принял “нулевой” вариант. Я не вижу перспектив удовлетворения финансовых требований Нафтогаза. Всё говорит о том, что после взаимных перерасчётов по долгам нам придётся заплатить Газпрому какую-то сумму”, — считает Леонид Униговский.

Соглашается с ним и президент Центра глобалистики “Стратегия ХХI” Михаил Гончар. По его словам, в пользу “нулевого” варианта может говорить и то, что в дополнение к основному контракту стороны регулярно заключали дополнительные соглашения, в которых временно корректировалась контрактная цена газа. “В большинстве случаев мы не знаем точно, что было написано в этих дополнениях и протоколах. Очевидно, что с ценой на газ всё непросто. Поэтому мы можем ничего и не получить в виде финансовой компенсации. Или получить вовсе не то, на что рассчитывали”, — говорит Гончар.

Что дальше?

В конце июня Стокгольмский арбитраж должен вынести окончательное решение по контракту на поставки российского газа. Чуть позже — по транзитному контракту. В первом случае будет уточнена формула перерасчёта стоимости российского газа с 2014 года, а во втором — принято решение о претензиях Нафтогаза к Газпрому по невыполнению объёмов транзита с 2009-го по 2016 год на $12,3 млрд. В том, что в последнем вопросе суд станет на сторону Нафтогаза, эксперты также сильно сомневаются. Можно предположить, что суд отклонит требование “бери или плати” для обеих сторон спора.

Решение Стокгольмского арбитража наиболее ценно для Украины, несмотря на его явно компромиссный характер

После оглашения окончательного решения суда сторонам, скорее всего, предстоит прийти к взаимному согласию по суммам перерасчёта стоимости российского газа для Украины с 2014 года, а также договориться о цене на газ до конца 2019-го, когда заканчивается действующий контракт с Газпромом. Зампредседателя комитета ВР по вопросам топливно-энергетического комплекса Ольга Белькова уверяет, что российский монополист выполнит решение суда, поскольку за его неисполнение могут наложить международные санкции. Однако Саква полагает, что россияне постараются максимально затянуть выполнение решений арбитража посредством процедурных моментов.

Сомнительно и то, что после Стокгольма Россия прекратит использовать газ в качестве “оружия”. Как поясняет Саква, из-за политизированности газового вопроса прогнозировать поведение российского контрагента будет очень сложно. “У Газпрома всё ещё стоит в планах “Северный поток–2″, цель которого лишить Украину не только транзита, но и возможности заниматься реверсным импортом. Не думаю, что политика уйдёт на второй план”, — говорит он. Согласен с такой позицией и Гончар. “Нынешний контракт с Газпромом так или иначе действует. Однако нам не стоит договариваться с Газпромом любой ценой после того, как он закончится. Если арбитраж не станет для них стимулом для пересмотра подходов, то пускай так и будет. Опыт показал, что Украина может купить весь необходимый газ и на европейском рынке”, — поясняет он. Впрочем, если Украине всё же удастся договориться с российским монополистом, это создаст противовес ценовым аппетитам европейских трейдеров и цены на газ понизятся.

Однако вряд ли Газпром откажется от присущих ему методов ведения бизнеса. В мае корпоративное издание Газпрома озвучило идею о том, что россияне могут стать партнёрами новых проектов по добыче и транзиту газа в странах Средиземноморья — Израиле, Кипре и Ливане. Учитывая непреодолимое желание россиян строить газопроводы в обход Украины, нетрудно догадаться, зачем Газпрому средиземноморские месторождения.

Более того, на крупной газовой конференции, которая состоялась в мае этого года в Амстердаме, многие европейские компании скептически отнеслись к перспективе эксплуатации украинской газотранспортной системы после 2019 года, несмотря на то, что она предоставляет доступ к самым большим подземным хранилищам в Европе. Европейцев отпугивает высокая цена на украинский транзит, а обещания Нафтогаза резко снизить тариф в 2020 году, после окончания контракта с Газпромом, их пока не впечатляют.

И как раз в этом плане решение Стокгольмского арбитража наиболее ценно для Украины, несмотря на его явно компромиссный характер. Громкое разбирательство вокруг инсинуаций Газпрома способно показать европейским сторонникам “Северного потока–2”, на какие манипуляции способен российский монополист. Для Украины это хоть какая, но всё же надежда.

focus.ua