Технологии, которые перевернут мир

Технологии, которые перевернут мир

Говорят, прорастают только те зерна, которые попадают в подготовленную почву. Примерно та же логика применима и к технологиям. Какой бы радужной не казались их перспективы, судьба инноваций находится в причинно-следственной связи с особенностями текущей социокультурной среды. Среда создает предпосылки, сдерживающие или, наоборот, ускоряющие становление новых трендов.

Из их совокупности рождается то, что я называю «проблемами развития» и, с наступлением XXI века, они, в мировом масштабе, сгруппировались в три агрегированных блока:

— первый: Чем больше развитие, тем больше энергозатрат;

— второй: Чем больше развитие, тем больше долгов;

— третий: Чем больше развитие, тем больше рост «мировых фабрик».

В статье Как технологии будущего создают новую экономическую реальность, я детально описал эти проблемы как экономические препятствия, подталкивающие к поиску технологических решений и, таким образом, открывающие дорогу инновациям. Теперь пришло время поговорить о самих технологиях. Ведь именно они, выступая триггерами определенных социально-экономических процессов, меняют окружающий нас мир.

Честно говоря, многогранность восходящих инноваций превращает любую попытку их классификации в довольно непростую затею. В то же время, беспрецедентный масштаб происходящих изменений невозможно охватить без учета взаимосвязи и специализации прорывов в совершенно разных сферах. Поэтому попробуем представить всю совокупность технологических направлений в виде трех кластеров, задающих основные параметры для дальнейшего глобального социально-экономического развития.

Трансмиссионный кластер отвечает за распределение ресурсов и конечных продуктов (a) между центрами и периферией мировой экономики и (b) между ее отдельными сегментами (при этом, основными ресурсами могут быть источники энергии, природное сырье, человеческий капитал и т.д.).

Процессинговый кластер объединяет технологии, применяемые для обработки всех видов ресурсов или связанные с осуществлением основных производственных процессов. Антропоцентрический кластер как бы замыкает на себя всю совокупность технологий и отвечает за физическую оптимизацию человеческого вида, фокусируясь на его реинтеграции в изменяющемся материальном мире (по сути, выполняя задачу «апгрейда» человека, как центра освоения цивилизационных выгод).

Каждый кластер состоит из сфер, а сферы — из направлений, где собраны десятки связанных друг с другом технологий. Итак, начнем с первого.

transmissionnyiy-klaster

Трансмиссионный кластер образуют 4 сферы («энергия», «финансы», «транспорт» и «космос»), в составе таких направлений:

ЭНЕРГИЯ:

Сланцевые технологии (т.е. совокупность нетрадиционных методов добычи нефти и газа, в том числе, с применением наклонно-направленного бурения и гидроразрыва пласта). Сланцевая революция позволила США в 2009 году выйти на первое место в мире по объёмам добычи газа, обогнав при этом Россию, а в 2013 — на первое место по совокупному объёму добычи нефти и природного газа. При этом, в 2015 Соединенные Штаты (крупнейший потребитель, съедающий около 25% мирового производства нефти), по сути, обретают энергонезависимость и в этом же году занимают первое место в мире по объемам добычи нефти, оставив позади и Россию, и Саудовскую Аравию, что произошло впервые с 1975 года.

Возобновляемые источники энергии, рост и массовость использования которых стали возможны благодаря усовершенствованию технологий «зеленой» энергетики, включая такие ее виды, как: биоэнергия, геотермальная энергия, гидроэнергия, энергия океана, солнечные панели, концентрированная солнечная тепловая энергия, энергия ветра.

Батареи нового поколения, которые появились в результате развития индустрии по производству литий-ионных аккумуляторов. Эти батареи эффективны для накопления и использования электроэнергии в бытовых, транспортных и промышленных целях. С их помощью был значительно расширен потенциал электромобилей, а при использовании на стационарных объектах, появилась возможность увеличить потребление энергии из сети по более дешевому тарифу или повысить эффективность использования возобновляемых источников энергии (например, накапливать энергию, полученную с помощью солнечных панелей, а потреблять ее в ночное время). В январе 2017 компания Tesla официально открыла Gigafactory — новый завод в Неваде, где начала массовое производство литий-ионных батарей, которые будут использованы в электромобилях и в устройствах для хранения энергии (Powerwall 2 и Powerpack). Представители Tesla утверждают, что уже в 2018 году Gigafactory будет производить батарей на 35 гигаватт-часов в год. Это примерно столько же, сколько выпускают все остальные производители литий-ионных батарей мира вместе взятые.

Зарядные устройства, которые позволяют производить ускоренную и/или бесконтактную подзарядку электроустройств. Эти технологии можно рассматривать как самостоятельно, так и в связи с возможностью существенной оптимизации или расширения круга использования аккумуляторных батарей (см. выше). В перспективе речь идет о применении сверхбыстрых зарядных устройств в комбинации с еще более емкими батареями (например, на основе графена).

Декарбонизация и депетролиумизация транспорта с выходом на массовый потребительский рынок электрических и иных транспортных средств с неуглеводородными типами двигателей, с двигателями, использующими неуглеводородное топливо или углеводородное топливо, производимое не из нефти. Уже сейчас на рынке широко представлены такие виды альтернативных транспортных средств: автомобили с возможностью потребления биотоплива, с установками газ/бензин, гибридные, водородные, электромобили и т.д.

Итак, технологии сферы энергии способствуют снижению затрат на энергоресурсы, а также приводят к уменьшению зависимости от углеводородного сырья и регионов, их производящих.

ФИНАНСЫ:

Цифровые валюты (digital currencies), которые можно условно разделить на два вида:

— криптовалюты (cryptocurrencies) — это средства обмена, использующие криптографию для обеспечения безопасности транзакций и контроля за созданием дополнительных единиц этой валюты (например, первой децентрализованной криптовалютой в 2009 стал «биткоин» (bitcoin); при этом, существуют также иные криптовалюты, которые часто называют «altcoins»; не следует путать биткоин и технологию blockchain, распределенная база данных которой заложена в основу данной криптовалюты);

— виртуальные валюты (virtual currencies) — это частные электронные деньги, используемые в связи с оборотом виртуальных товаров в социальных сетях, виртуальных мирах и онлайн-играх (например, для купли-продажи каких-либо игровых аксессуаров, типа «аватар», «оружие», «земля», «статус» и т.д., а также для расширения возможностей пользоваться определенным сервисом)

Финтек (FinTech), говоря о котором в плоскости, собственно, финансовых сервисов и условно исключая из этого блока цифровые валюты, которые мы рассмотрели выше, я бы выделил такие поднаправления:

— платежи (платежные транзакции, включая «peer-to-peer» платежи, цифровые кошельки и т.д.)

— платформы для финансирования (кредитные или инвестиционные платформы, используемые для финансирования, включая микрокредитование, «crowdfunding», «equity crowdfunding» «peer-to-peer lending» и иные механизмы долгового или капитального финансирования)

— PFM-платформы (т.е. «персональный финансовый менеджер» или набор сервисов, предоставляющих пользователям возможность управлять своими финансами, включая элементы личного бюджетирования)

— финансовые консультации (автоматизированные справочные или рекомендательные алгоритмы, связанные с сопровождением банковских или страховых услуг, включая использование чат-ботов)

— финансовая кастомизация (индивидуализация финансовых услуг на основе обработки больших данных и прогнозного моделирования);

— информационные сервисы для прямых торговых операций на финансовых рынках (в том числе, для использования непрофессиональными трейдерами).

Смежные нефинансовые сервисы, где можно выделить различные гарантийные и/или идентифицирующие механизмы нефинансовых компаний (например, инструменты бронирования или проведения внутренних транзакций в таких сервисах, как Uber, Airbnb и т.д.)

Таким образом, благодаря технологиям сферы финансов происходит снижение затрат на проведение транзакций, повышение надежности, усиление нетрадиционных (небанковских и нефинансовых) операторов и, как следствие, — устранение какой-либо, включая банковской, централизации и посредников.

ТРАНСПОРТ:

Электромобили — растущий сегмент автопрома и все более популярный вид транспорта. В отличие от своих недавних предшественников, современные электромобили становятся быстрее, «умнее», имеют больший запас хода от одной зарядки, а по многим другим показателям уже значительно превосходят углеводородные аналоги. Рынок электромобилей растет в среднем на 30-40% в год. По данным Bloomberg, в промежутке между 2010 и 2015 (т.е. всего за 5 лет) на мировом рынке было продано около 1 млн электромобилей. В 2015 и 2016 продажи составили уже около 450.000 и 650.000 штук в год, соответственно. Ожидается, что к 2020-му в мире будет продаваться более 2.2 млн электромобилей в год. Сейчас практически каждый автопроизводитель либо уже выпустил, либо планирует выпустить свой электрокар. Один только Ford анонсировал выпуск 13 моделей электромобилей в течение ближайших 5 лет. Кроме того, известные автомобильные бренды расширяют линейку электрических транспортных средств, распространяя ее на ранее неохваченные классы (например, в ближайшие 3-4 года на рынке появятся полностью электрические «внедорожники» от Jaguar, Mercedes, Chevrolet, Audi, BMW, Hyundai, Volkswagen).

TMS — платформы (transportation management systems) или «системы управления транспортом», обеспечивающие комплексную автоматизацию управления перевозками, включая агрегацию данных о затратах, связанных с транспортировкой, погрузочно-разгрузочных работах, сроках, местонахождении груза и т.д.)

Самоуправляемые автомобили (self-driving cars), использующие технологии как «автопилота», когда машина имеет режим автоматического управления, так и полностью автономные транспортные средства, не нуждающиеся в присутствии человека в качестве водителя, т.е. полностью «беспилотные» автомобили. Ожидается, что к 2035 году 25% всех автомобилей, продаваемых на мировом рынке, будут автономными. По данным исследования IHS Automotive, объем мировых продаж автономных транспортных средств к 2025 году составит 600,000 единиц. Далее предполагается устойчивый рост, в результате которого к 2035 году продажи беспилотных автомобилей достигнут 21 млн единиц. При этом, к 2035 году на дорогах США будет 4.5 млн самоуправляемых автомобилей, в Китае — 5.7 млн, в Западной Европе — 1.2 млн. Еще более радикальный прогноз дает Илон Маск. По его мнению, «через 7-8 лет половина всех производимых в мире автомобилей будут полностью автономными».

Транспортные облака (transportation clouds), которые проще всего можно было бы объяснить, как симбиоз двух технологий: (а) беспилотные автомобили и (b) система бронирования с распределением временного пользования транспортом (sharing) по аналогии с Uber.

Интеллектуальные транспортные системы (ITS), представляющие собой совокупность инновационных решений в области моделирования и управления транспортными потоками, направленных на повышение информативности и безопасности участников движения, а также увеличение уровня взаимодействия между ними (от наиболее простых систем навигации и регулирования светофоров или дорожных знаков, до интеграции информационных потоков из разных источников, включая данные метеослужбы, управления парковками, служб разведения мостов или использования тоннелей); данные технологии могут рассматриваться как составные части систем типа «smart city».

Скоростной наземный общественный транспорт, где можно выделить как уже действующие проекты (например, скоростные поезда в Германии, Франции, Японии, Китае), так и такие революционные проекты, как «Hyperloop» — готовящийся сейчас к реализации несколькими командами разработчиков на основе идеи Илона Маска о сверхскоростном поезде, который будет перемещаться в вакуумной трубе. Компания Hyperloop One в ноябре 2016 заключила сделку с ОАЭ о строительстве первой линии «hyperloop system» протяженностью 99 миль, которая позволит доставлять пассажиров из Дубаи в Абу Даби всего за 12 минут. Основатели Hyperloop One заявляют, что пользователи смогут по требованию вызывать автономные транспортные отсеки, которые будут забирать их из центра и транспортировать к терминалу Hyperloop, где отсеки будут собираться в более крупную систему поезда. На другом конце пути, отсек будет выходить из поезда Hyperloop и доставлять груз или пассажира в конечный пункт назначения.

Иные направления, связанные как с усовершенствованием традиционных транспортных технологий, так и их различные комбинации, например, с применением беспилотных технологий, или же принципиально новые разработки (например, «летающий автомобиль» — проект, которым, по слухам, серьезно занимается сооснователь Google Lary Page на базе стартапа Zee.Aero; беспилотное летающее такси от китайского производителя дронов Ehang; самопилотируемый летающий автомобиль от Airbus Group и т.д.).

В итоге, технологии сферы транспорта приводят к таким результатам: удешевление транспортных затрат, удаление посредников, сокращение времени на путешествие (эффект сжатия расстояний).

КОСМОС:

Расширение спектра традиционных космических технологий, связанных с навигацией, прогнозированием природных явлений, телекоммуникациями и т.д.

Индустриальное освоение космоса, где ключевым направлением становится добыча полезных ископаемых (о чем можно судить, например, исходя из планов развития таких компаний, как Planetary Resources, Deep Space Industries и др.)

Многоразовые ракеты-носители, которые могут выступить детонатором взрывного роста всех остальных направлений космической сферы, а также заложить основу для колонизации других планет. Компании SpaceX и Blue Origin уже продемонстрировали возможности своих ракет (подробнее см. статью «Как Илон Маск делает космическую отрасль Украины аутсайдером»). Дополнительные перспективы развития отрасли также связаны с выходом на рынок иных частных компаний, предоставляющих услуги, запуска космических аппаратов, доставки грузов или обслуживания орбитальных станций (включая Orbital ATK, Virgin Galactic и т.д.)

Основные эффекты, достигаемые благодаря технологиям сферы космоса — это ослабление роли государства и усиление частных компаний, снижение расходов на космические путешествия, развитие рынка космических услуг и конкуренции.

Итак, это основные, но не единственные направления, относящиеся к сферам энергии, финансов, транспорта и космоса. Концептуально, уровень развития технологий трансмиссионного кластера наиболее очевидно демонстрирует пределы цивилизационных возможностей на каждом историческом этапе. Чтобы почувствовать разницу, достаточно представить, как выглядели эти же направления, например, 2000, 1000 или 100 лет назад. А теперь давайте вспомним, каким было положение вещей в ретроспективе всего пары последних десятилетий:

во-первых, полная зависимость от ископаемых источников энергии (в первую очередь, нефти) и регионов их залегания;

во-вторых, крайне неустойчивая финансовая система (основанная на генерации обязательств с использованием механизмов институционального посредничества; связанная с неравновесными изменениями денежной массы, формированием диспропорций, образованием финансовых пузырей и т.д.), провоцирующая разрушительные экономические кризисы;

в-третьих, дорогой и неэкологичный транспорт, создающий инфраструктурные проблемы, особенно, в условиях растущих городов, и формирующий бытовые или логистические зависимости от расстояний;

в-четвертых, ограниченность ресурсами только одной планеты, лишающая человечество перспектив дальнейшего количественного и качественного роста.

Конечно, было бы неправильным считать, что решение этих проблем уже у нас в кармане. Просто теперь мы оказались в совершенно другой реальности, где пределы цивилизационных возможностей изменились, значительно расширив пространство для маневра. И, главное, появились люди, которые это понимают и могут повести за собой остальных. Но не стоит думать, что все будет так просто и впереди нас ждет только «светлое будущее». Ведь у каждого достижения есть своя, и довольно высокая цена…

Так, изменения в сфере энергетики создают предпосылки волатильности цен на нефть и угрозу общей дестабилизации основных мировых рынков (в первую очередь, сырьевых). То, что можно наблюдать уже сейчас, — это частые попытки «стабилизировать» цены на уровне двусторонних или групповых договоренностей (как, например, неоднократные попытки договориться в конце 2016 в формате «РФ — Саудовская Аравия» или в рамках ОПЕК). Однако, эти усилия могут дать лишь временный и тактический результат, но не способны изменить глобальный тренд, особенно с учетом изменившейся роли США, которые фактически нашли противоядие от ценового влияния ОПЕК. Отсюда можно предположить расширение географии и количества «горячих точек», связанных с регионами добычи энергоносителей и основными маршрутами их доставки (включая риск интернационализации и глобализации масштабов военных конфликтов). Ключевой эффект состоит в том, что энергетическая революция убивает рентные экономики, основанные на торговле углеводородами. Следовательно, практически неизбежны новые геополитические конфликты, следствием которых могут быть волны потоков беженцев, накладываемые на демографические и экономические проблемы стран Запада (в первую очередь, Европы) и создающие предпосылки для усиления проявлений терроризма и иных форм дестабилизации существующего мирового порядка.

Финансовый сектор, сотрясаемый волнами корпоративных и суверенных дефолтов, а также массовым сокращением рабочих мест, в ближайшее время может быть одним из основных источников нестабильности, влияя на все без исключения секторы, а также основные процессы мировой экономики. Уже сейчас становится все более очевиден тренд, где альтернативные финансы убивают традиционные. Например, один из крупнейших банков мира Deutsche Bank, который в этом году отпразднует 100 лет со дня основания, сегодня стоит в два раза дешевле, чем платежная система PayPal, которой еще нет и 20 лет (по состоянию на январь 2017, рыночная капитализация Deutsche Bank AG составляет $24.38 млрд, в то время, как Paypal Holdings Inc стоит $49.7 млрд). А вот еще пример. В конце декабря 2016 Facebook в лице своей дочерней компании Facebook Payments International Limited (FBPIL) получил лицензию в качестве провайдера электронных денег в Испании. А несколькими месяцами ранее (в октябре 2016) FBPIL получил лицензию Центрального банка Ирландии, относящуюся к «выпуску электронных денег» и «платежным сервисам», которая включает в себя возможность кредитных трансферов, платежных транзакций и денежных переводов. Можно только представить, какой системный сдвиг ожидает всю финансовую систему планеты, если Facebook полноценно войдёт в сферу FinTech, учитывая, что аудитория крупнейшей социальной сети сейчас неуклонно стремится к 2 миллиардам.

Направления сферы транспорта, сами по себе, скорее всего, будут, источником хороших новостей. Но не стоит забывать, что появление альтернатив может «случайно» убить старые производства, бизнес-модели и даже целые сектора. Так, например, Uber и аналогичные ему сервисы убивают диспетчерские службы традиционных такси и обесценивает лицензии таксистов. Электромобили убивают производства транспортных средств с двигателями внутреннего сгорания. А поскольку изменение логистики, переоснащение или замена оборудования в автопроме связаны с огромными инвестициями, далеко не все производители смогут это пережить. Кроме того, самоуправляемый транспорт начнет массово убивать рабочие места (в зону риска, в первую очередь, попадают водители грузовиков, такси и общественного транспорта). Развитие облачных технологий, автономных транспортных средств и шеринга убивает привычное для нас значение автомобиля. Полное исчезновение личного транспорта, как явления, в обозримой перспективе вряд ли произойдет. Но его роль и массовость могут значительно измениться, повторив судьбу лошадей, как самого распространенного средства передвижения вплоть до конца XIX века. Ведь лошади есть и сейчас. Вопрос в том, что теперь они стали экзотикой. В связи с этим кардинально изменится в сторону уменьшения и количество автомобилей, продаваемых на мировом рынке. А это значит сокращение десятков миллионов рабочих мест в автопроме и смежных отраслях. Кроме того, развитие сверхскоростного наземного транспорта может значительно изменить ситуацию на рынке недвижимости крупных городских агломераций в связи с сокращением времени на перемещение от дома к месту работы. В центре мегаполисов цены на недвижимость могут уйти вниз, в то время как удаленные локации вырастут в цене. При наличии общих проблем в финансовой системе, это может вызвать очередную волну (и даже не одну), аналогичную ипотечному кризису 2008 в США.

Дальнейшая коммерциализация космоса и Новая космическая революция означают сворачивание традиционных отраслей, основанных на публичном секторе. Те страны, которые до этого имели связи внутренней или международной «космической» кооперации, могут утратить целые отрасли из-за неспособности конкурировать с частными компаниями. Это сфера, которая всегда была пронизана громоздкими научно-производственными связями и те из операторов, которые вовремя не станут на новые рельсы, попадают в зону риска недофинансирования и, как следствие, — массовых сокращений. Кроме того, успешное индустриальное освоение космоса может оказать значительное влияние на рынки сырья, сопоставимое с эффектом, вызванным притоком в мировую экономику золота и серебра из Нового света, появившегося вследствие Великих географических открытий и начала колонизации европейцами других континентов.

Продолжение следует…

hvylya.net